Ангел

– Мир тебе, – ласково сказал Ангел, присаживаясь рядом с Котом на толстую ветку и стряхивая с неё снег.
– Привет,
– Кот приоткрыл зелёный глаз, лениво оглядел Ангела и отвернулся.

Ангел спрятал под крыльями босые ноги и посмотрел вниз. Под ними лежал белый двор, полный смеха, визга, летающих снежков и скрипа шагов.
– Высоко ты забрался, – сказал Ангел, оценивая расстояние до земли.
– Зато сюда даже Сашкин снежок не долетит.
Ангел понимающе кивнул и подобрал опущенные крылья. Помолчали.

– А ты что, за моей старушкой явился? – не поворачивая головы, спросил Кот.
Голос его был такой же ленивый, но Ангел сразу увидел, как сгустилась вокруг него боль и тревога.
– Нет, я ни за кем.
– А! – Облачко тревоги поредело. – Она каждый день говорит, что скоро Ангел её заберёт, — счёл нужным объяснить Кот. – Видно, другой прилетит…

Опять помолчали. Но, видимо, Кота всё же беспокоило присутствие Ангела, и он как можно равнодушнее спросил:
– А ты сюда зачем?
– Да так, отдохнуть присел. Парнишку одного в вашем городе от него же самого спасал. Ох, и трудная это работа! Теперь домой лечу.
– Так ты, это… и от болезни можешь?
– Смотря какая болезнь. Но многое могу. Хранитель я.
– Так чего же ты тут расселся?! – взревел вдруг Кот.
– А ну пошли!
И он рыжим вихрем слетел на землю. Ангел тихо приземлился рядом.

Старушка была такая худенькая, что Ангел не сразу разглядел её среди белых подушек. Глаза старушки были закрыты, а грудь ходила ходуном, заполняя всю комнату хрипом, свистом и всхлипами. Ангел наклонился над нею, положил на грудь белые крылья и стал что-то шептать – ласково и тихо. Пока он так стоял, Кот подбросил в печку дров, подвинул на плиту остывший чайник и поставил большую кружку с молоком, сыпанув в неё какой-то травы – готовил питьё для хозяйки.

Когда Ангел разогнулся, дыхание старушки было ровным и тихим, впалые щёки порозовели.
– Пусть поспит, – сказал он Коту. – Ослабла она сильно.
Кот отвернулся и быстро вытер глаза.

Старушка спала, а Кот и Ангел пили чай, и Кот всё подливал в свой чай сливки, а Ангел улыбался, глядя на него.
– Я, наверное, останусь пока у вас, — сказал он, размешивая мёд, — Пока Михайловна не встанет.
– А ты откуда знаешь, что она Михайловна?
– Я же Ангел. Я и то знаю, что тебя Чарликом зовут.
– Значит, вроде познакомились, – хмыкнул Кот.
– А тебя как величать?
– А у нас имён нет. Просто Ангел.
Кот молча подвинул ему сливки и прихлебнул из кружки.

Тикали над столом ходики, трещали в печке дрова, за окном усиливался ветер.
– Вот ты спрашивал, зачем я высоко залез, – усмехнулся вдруг Кот.
– Выходит, тебя ждал.
– И задумчиво добавил, прислушиваясь к ветру:
– Носки тебе связать надо. Что ж ты босиком-то по снегу?..

Людмила Соснина

Страшылки

Эта история произошла со мной, когда я была в лагере. Был обычный день. И вот моя подруга Алина предложила вызвать Чарли-Чарли. Я позвала Аллу, и мы пошли играть.

Сначала нам никто не отвечал. Я с девчонками смеялись из-за того, что мы такие глупые. Мы спросили в последний раз:
– Чарли-Чарли ты здесь?

И тут карандаш повернулся на ДА. Я переглянулась с девчонками и мы решили задать следующий вопрос.

– Кто из нас красивее?

И конечно это оказалась я. Потом мы с ним поболтали. И я такая тупая спросила вопрос.

– Ты нас убьешь?

И угадайте что он ответил….. ДА!

Мы с девчонками испугались и закончили ритуал. Но ночью мы с девчонками не спали, а разговаривали о сегодняшней ситуации. И тут Алла заорала. Я спросила:

– Алл, ты чего?

Своим дражайшим пальцем Алла указала на окно. То, что я там увидела, повергло меня в шок. За окном стоял мальчик (мы жили на 2 этаже). Он смотрел на нас, и я заметила, что его улыбка становится все шире и шире. Я подскочила и закрыла занавески. Мы долго сидели молча. Но потом мы услышали стук в окно. Мы конечно испугались, залезли под одеяла. Стук длился примерно 5-7 минут. Мы еле-еле уснули. А наутро мы обнаружили след отпечатка руки на стекле. Мы больше никого не вызывали.

Есть люди, которые…

Есть люди, которые прячутся вечно
За своими шутками и подколками,
И вроде ведут себя беспечно
Только боль глазах и сердце с наколками.

Есть люди манерно открытые,
Ведут себя в принципе искренне,
И добры, и вроде отзывчивы,
Но доверять им бессмысленно.

Есть люди печальные, грустные.
Все у них плохо, обыденно,
Лица их непременно постные,
И проблем у них вечно невиданно.

Есть много разных людишек,
Весёлых, грустных и злобных.
Набивших множество шишек,
На пыльных дорогах и реках водных.

Есть множество версий разных,
О людях и их причинах,
Но сводится все к простому,
Желание быть любимым.

Страшылка

Однажды у меня выдался трудный день, и я очень устал. Лёг на кровать и заснул. Проснулся я около 11 часов, решил немного посидеть за компьютером. Захотелось посмотреть страшилки, и я нашёл фейковое видео. называлось оно «Mereana Mordegard Glesgorv» что означало «Мереана-убийца глаз». Я смотрел его со звуком только в начале, потом без, потому что говорили, что там бывает громкий звук. Ну, в общем, было не очень страшно… Вскоре, просмотрев более 8 страшилок, я захотел спать. Сплю и вижу странный (для меня не на удивление) сон: лежу я на своей кровати и вдруг слышу смех. Он был похож на голос того мужика из видео. Его смех нарастал и нарастал. Мне было страшно, потому что его смех увеличивался и увеличивался — его смех можно было сравнивать с мегафоном. Потом его смех прекратился и появился звук, похожий на звук летающей тарелки, только из-за того что я смотрел остальное видео без звука, дальше ничего не было. Я проснулся, посмотрел на время — было уже 12 часов. После было гораздо страшнее, у меня ненароком по полной разыгралось воображение, Я тогда, можно сказать, был в состоянии шока и толком не понимал, что я вижу. Потом я выбежал в подъезд, отдышался и успокоился, подумал, что воображение разыгралось. Посидев немного на свежем воздухе, я всё же зашёл в подъезд. Вижу: какой то пьяный мужик поднимается по лестнице. Он поднимался как черепаха, притом занимая всю лестницу, и я не мог пойти быстрее. Я решил его поторопить, но он только хрипел и бормотал слово «нет». Я ждал, пока он поднимется на свой этаж, но это ожидание было напрасным. Как только он дошёл до моего этажа, он схватил мой воротник и крикнул мне в лицо: — Жди смерти!!! Я испугался и забежал к себе в квартиру, при этом я умудрился спокойно заснуть. Просыпаюсь, смотрю в глазок — тот алкаш всё ещё там, но он лежит и спит. Я решил его разбудить. Он просыпается и говорит мне: — Помоги, мне больно!!! Я позвонил в больницу, его туда увезли, через 2 дня мне пришло письмо, что тот алкаш сбежал, убив 2 врачей и 1 мед. сестру… Я вспомнил его слова, и стал ждать с ножом в руке. Звонок в дверь, я занервничал, посмотрел в глазок, к счастью, там был мой сосед. Я открыл ему дверь: он должен был принести один диск. Я попросил его посидеть со мной, рассказал ему всю эту историю, он подумал что я обкурился. Я в доказательство дал ему записку, но он все равно не поверил, решил что я сам это написал… Я смирился что он не поверил, но он потом пошёл домой. Я долго ждал этого мужика я думал: с ним что то не то, ведь у него глаза были чёрные как тьма. Я ждал и ждал, но так и не дождался. Я забыл про всю эту суету, но теперь в один момент вспомнил это, и решил эту историю рассказать вам…

Человек-вещь

Есть ли разница между отношением к человеку — как к вещи. Или — как к Человеку?

-«Ты идешь спасать девченку — потому что она знает путь на сушу??

— Мне ПЛЕВАТЬ на сушу. Она — МОЙ ДРУГ! «

«Водный Мир» с Кевином Костнером.

И я опять размышляю на тему того, сколь часто мы в другом человеке видим «ОБЪЕКТ».

Вещь.

Которая должна выполнять определенные функции.

Быть красивой (90-60-90)

Новой. (от 18 и до… )

Функциональной (удовлетворять в сексе, хорошо готовить, убираться, уметь прибить полочку, деньги зарабатывать… — у кого что…)

С хорошей регулярной эрекцией (извините — сроком службы!!)

Ну и желательно — с гарантией.

Что б, если что…сдать или обменять можно было. Да и деньги не потерять…

Грустно это.

И еще более грустно — когда такой объект, такую вещь — видят в тебе.

Знать, видеть, чувствовать и ощущать такое отношение…

Может ли вообще быть что то более разрушающее?? И когда ты так к кому то относишься… И когда кто то так относится к тебе?

Интересно — можно ли по-другому? И — как этому научиться…

Есть у меня подозрение — что перестать воспринимать другого человека как объект, как вещь — можно только тогда — когда ты перестанешь воспринимать, как вещь — себя самого…

 

Сергей Мучкин

Неудачница

— Меня очень легко обмануть, — предупредила женщина и улыбнулась. Довольно обаятельно.

Я улыбнулась в ответ.

— Я пока еще даже не начала. Мало информации.

Информация была тут же выдана. Все, в общем-то, просто. Ее всегда все «кидали». От лучших друзей до погоды и мироздания в целом. Все начинания кончались неудачей. Если она находит хорошую работу, то контора прекращает свое существование спустя два месяца. Если знакомится с интересным мужчиной, то оказывается, что он приезжий, и ему по обстоятельствам крайне нужна питерская прописка. Если она кладет деньги в банк, то банк лишают лицензии и банкротят практически немедленно. Если она подходит к остановке, то нужный ей троллейбус отъезжает у нее на глазах. Если она с утра берет зонт, то весь день стоит хорошая погода. Если не берет, то… понятно? Она никого ни в чем отдельно не винит. Ясно, что это с ней самой что-то не так. Но что?

Допустим, что у нее не хватает ума разобраться в надежности банков и порядочности мужчин. Но погода-то?!

Женщина была миловидна и хорошо одета. Фигура ее явно знакома с фитнесом и диетами. Чтобы положить деньги в ненадежный банк, их надо иметь. В общем, все не так уж плохо. Но ей хочется поговорить, обсудить, может быть, даже что-то действительно изменить в своей личности.

— Наверное, надо теперь рассказать про семью, в которой я росла? — деловито предлагает женщина.

Она явно смотрела фильмы, может быть, что-то читала, составила себе представление о том, как работают психотерапевты, и ждет, что я сейчас начну оправдывать ее ожидания. Увы! — думаю я. — Сейчас я поступлю с ней точно так же, как банк, мужчины и погода (и в каком-то смысле тоже оправдаю ожидания). «Кину» ее.

— Вы совершенно правы, — говорю я. — Что-то в вашей жизненной стратегии нуждается в пересмотре. И вполне возможно, психотерапия сможет вам в этом помочь. Но отчего вы обратились в детскую поликлинику? Вон, посмотрите, у меня на стенке висят телефоны ближайших психологических консультаций для взрослых и телефон центра «Гармония». Если вас это не устроит, вы сможете справиться в интернете…

Обычно я работаю с детьми или семьями. И в девяти случаях из десяти остаюсь в весьма узких рамках психологического консультирования. Это мой сознательный выбор. Разумеется, я училась аналитическим и прочим методикам современной психотерапии и отдельно — гипнозу. Когда только начинала работать, с изумлением обнаружила, что подростки, например, входят в трансовое состояние практически по щелчку пальцев. Но что с этим делать? В большинстве случаев я не нахожу нужным (да и сказать по чести, просто опасаюсь!) залезать глубоко в структуру личности и уж тем паче — что-то там менять. Современная психотерапия с ее несколькими тысячами описанных методик наполовину искусство, на одну четверть шаманство, а на оставшуюся четверть — догадываетесь, что?..

Я восхищаюсь гениальностью Фрейда, талантами Юнга, Перлза и прочих корифеев. Я глубоко уважаю своих многочисленных коллег, которые работают почти исключительно методами глубинной терапии и готовы за деньги клиента и по его запросу годами строить конструкции исключительного изящества и прихотливости. Верить в их объективное существование, убеждать в этом человека, совместно эти конструкции перестраивать и иногда тем самым действительно разрешать какие-то проблемы. Во всяком случае, клиенту гарантировано что-то вроде психотерапевтического массажа личности. Я знаю, что обратившейся ко мне женщине есть куда пойти. И все равно мне несколько неловко…

— У меня есть дочь, — говорит женщина. — Ей двенадцать лет. Недавно она спросила меня: мама, ну почему я такая неудачница? И я испугалась: это что — наследственное? Или, может быть, заразное?

Все, попалась! — мысленно сказала я себе. — Теперь, как миленькая, из интересов ребенка будешь слушать, как с тетенькой обходились в ее собственной семье и подробную историю ее однообразных неудач с мужчинами.

— Расскажите о дочери, — уныло попросила я.

Как я и ожидала, выяснилось, что с девочкой все в порядке. Прилично учится в хорошей школе, есть подружки, с удовольствием занимается дополнительным английским и ходит в театральный кружок. Но с подружками все время какие-то разборки, а учителя к ней несправедливы. Другому поставят пять, а ей за то же самое — только четыре…

— Так! — решительно сказала я, когда женщина торопливо закончила с дочерью и изготовилась со вкусом, с толком, с расстановкой, с оглядкой на комплекс Электры рассказать мне о своих отношениях с отцом. — Даю специальное психотерапевтическое упражнение. Выполнять один раз в день, после ужина. Поскольку вы до сих пор не померли в муках под забором, а вполне живы и адаптивны, значит, иногда вам все-таки везет. Стало быть, в конце каждого дня находите три случая ежедневного везения, рассказываете их дочери вслух и записываете в специальную тетрадку. Описание каждого случая заканчиваете фразой: Повезло мне! Годится любая мелочь. Потом приносите тетрадку ко мне.

— Да у меня же три не наберется!

— Наберется!

— А дочери рассказывать обязательно? Это же со мной…

— Обязательно!

Тетрадку она мне отдала, хихикая. Я взяла, начала читать вслух (почерк крупный, красивый, как у девочки-отличницы)… В конце концов тоже не выдержала и рассмеялась. Тетенька по профессии бухгалтер, но вообще-то могла бы, мне кажется, подрабатывать текстами для современных юмористических программ. Вот образцы:

«Сегодня днем ограбили три квартиры на нашей площадке. Торопились, наверное, наркоманы. У нас взяли только немного денег, старый ноутбук и дочкины серьги из-под зеркала. Бабку-соседку стукнули по голове. Увезли в больницу. Нас с дочкой не было дома. Повезло нам, могли бы тоже по голове получить!»

«Сегодня поскользнулась на льду под снегом и упала по дороге на работу. Прямо следом за мной шла ветхая старушка. А если бы она упала? Наверняка — перелом шейки бедра. Пришлось бы вызывать скорую, везти ее в больницу, искать родственников. Пропустила бы весь рабочий день, а так только синяк на ляжке. Повезло мне!»

«Сегодня выяснилось, что классный мужик, которого Лялька отбила у меня на новогоднем корпоративе, заразил ее сразу тремя заболеваниями, передающимися половым путем. Повезло мне!»

— А что дочка?

— Сначала хохотала, теперь тоже стала такое писать, про школу. У нее еще смешнее получается. Читала в театральной студии, руководительница сказала: будем ставить!

— Вы по-прежнему считаете себя неудачницей?

— Да нет вроде, но что же это…

— Некоторым — да что там, многим! — людям обыкновенная жизнь кажется слишком обыкновенной. Хочется быть особыми. Но сделаться космонавтами или разбойниками они по тем или иным причинам не могут. Вот и перестраивают под себя реальность. Совсем немножечко. Вспоминаю один эпизод из мемуаров Айседоры Дункан: приходит она к очень богатой европейской женщине просить денег, чтобы построить на пустынной скале в Греции что-то вроде храма, где босые девочки в белых одеждах будут красиво танцевать (Дункан искренне уверена, что это очень важно). А та ей отвечает: ах, милочка, это ерунда какая-то, и вообще мне не до ваших затей — я серьезно работаю с доктором Юнгом и каждый день часов по пять-шесть записываю сны, которые мне этой ночью приснились.

— Хи-хи-хи! Вы хотите сказать, что я как они — Дункан и эта богачка? — явно польщено спрашивает женщина. Я молча киваю.

— Скажите, а можно эту реальность под что-нибудь другое перестроить? Не под неудачи?

— Можно, конечно, выбирайте! — щедро предлагаю я. — Судя по этой тетрадке, вы человек талантливый.

— Хотелось бы, пока не состарилась, побыть немножко… ну… роковой женщиной, что ли.

— Возможно. Вполне. Но придется, разумеется, поработать. Пятнадцать минут я готова слушать и обсуждать ваш план.

Через пятнадцать минут она ушла уже немножко преобразившаяся. Облизываясь на ходу. А я поняла, что Ляльке, даже когда она вылечится, уже ничего не светит.

Катерина Мурашова

Стремление усовершенствовать свой характер

Стремление усовершенствовать свой характер возникает, когда человек буквально воспринимает любое отражение себя другими людьми — любое сказанное слово в его адрес или обращённый взгляд немедленно возбуждает его нервную систему, в тревоге, что с ним что-то не так. В его отношениях с окружением есть определённая тревожная мнительность — каждое отражение других людей по отношению к нему действует на этого человека таким образом, что он испытывает некую невписанность в отношения, будто ведёт себя как-то неверно. Эта тревожная мнительность постоянно раскачивает его психику, требуя от него совершенствования самого себя, развивая идею перфекционизма и порождая недовольство собой.

И человек требует от себя тех недостающих черт характера, которые, якобы, у него должны быть, но отсутствуют в нём. Подобные черты он мог видеть у окружающих, близких или далёких. Эти люди были проявлены для него интересно, красиво, впечатляюще, как личности, а он при этом чувствовал себя неинтересным на их фоне. И тогда он начинает требовать от себя быть личностью, без понимания того, что с ним происходит, и делает это путем усовершенствования своего характера.

Любое подобное усовершенствование мы можем осуществить только лишь силой воли. То есть, мы должны подавить всё, что нам не нравится в себе и культивировать что-либо иное. Подавить в подсознание одну черту характера и немедленно нарастить другую невозможно, ни энергетически, ни психологически, это процесс. Значит с этого момента, с помощью силы воли мы не проявляем то, что считаем в себе неправильным и начинаем проявлять нечто другое, подражательно.

Когда это делается с детства, впоследствии мы уже делаем это постоянно, не замечая. Там, где другие оказываются более совершенными, по нашему мнению, то есть они «хорошие», а мы «плохие», что-то нами внешнее убирается, а что-то другое, подражательное выставляется. Порождается внутренний хаос и уже не отличить, что в нашем характере присуще нам, а что заимствованно. Всё заимствованное работает в нас само по себе, мы не управляем процессом, мы не знаем, как заимствовали, как приобрели все эти черты. В результате, мы находим себя всё более несовершенными, и всё болезненней к этому относимся. Появляется недовольство собой, возникает самодиверсия.

Но, сегодня мы недовольны собой, завтра, послезавтра, и мы обещаем себе измениться. Оказывается, достаточно пообещать себе, что с этого момента мы будем жить по-другому, и находится внутренний компромисс, говорящий о том, что это временно, и в дальнейшем мы будем жить иначе. Этот компромисс, который мы находим в себе, является самообманом, благодаря которому нам можно навязывать извне чужие мнения и суждения, способные влиять на нас, из-за возникшей психологической неустойчивости.

Мы внутренне устойчивы, когда осознаем всё, что нам в себе не нравится, и даже если проявлено недовольство собой, мы наблюдаем свои мысли, чувства, эмоции пока они длятся, но никогда не вступаем с ними в конфликт. И тогда у нас появляется возможность исследовать и постичь корни тех или иных проявлений себя, потому что всё, что в нас присутствует, не является поверхностным.

Как разлюбить

Всё больше не могу! Не хочу! Не хочу любить этого человека! Но как? Как разлюбить?!

Наверное, каждый, хоть раз в жизни задавался таким вопросом. Когда сердце и разум внутри начинают войну, и ты не знаешь куда себя деть. Ситуаций бывает множество, но всех их объединяет одна очень важная деталь. Ты любишь, тебя нет.

Какое-то время есть душевные силы и желание просто любить, не прося ничего взамен, радоваться присутствию человека в твоей жизни и благодарить небеса за этого человека. Говорить или думать, просто так, от всей души: Спасибо, что ты есть в моей жизни!

Но любить безвозмездно бесконечно не возможно. Конечно мы рассматриваем психически здорового человека. Если же есть какое-то расстройство психики, то бывает и «вечная» безответная любовь, когда человек выбирает для любви недоступную «жертву» и любит мучая себя несбыточными мечтами. А это уже к специалистам по психиатрии.

Здоровая психика не сможет бесконечно биться о стену головой пытаясь пробить, пусть и самую любимую, самую родную, но прочную и холодную стену. Запас прочности или любви у каждого свой, кого-то может хватить на месяц или год, а кому-то и несколько лет понадобятся. И всё-таки наступает такой миг, когда любовь превращается в боль. Когда при мысли что тебя не любят не хочется жить. В такой момент и приходит спасительная мысль: «Как разлюбить?!»

Способ первый, кардинальный. Уйти из жизни. Нет, не умереть! Уйти из жизни любимого человека, ибо вычеркнуть его из своей в один миг не возможно. Всё равно будешь думать, всё равно останется жить в твоей голове и сердце. Способ вполне рабочий, но помучаться придётся. Даже если уехать в другой город, страну, всё равно от себя не убежишь. Ведь едешь ты, твоя голова, твоё сердце. А там, в сердце и голове живет человек которого любишь…

Способ второй, забыться или уйти в загул. Каждому своё: спиртное, наркотики, игры компьютерные, смена партнеров, но всё это попытки заткнуть дыру в сердце и голове, из которых попытались вырвать любовь. Очень часто такой способ приводит к очень печальным последствиям и совершенно не рекомендуется к применению.

Способ третий, агрессивный. Наиболее действенный вариант разлюбить человека – это «научиться раздувать из мухи слона».

В каждом человеке есть позитивные и негативные стороны, с нашей точки зрения. Даже в самом любимом и идеальном есть что-либо, чего нет в нас или что нам не очень нравиться. Для нашей цели подойдёт всё, что есть в человеке: черта характера, привычка, слова, взгляд на жизнь, точка зрения, телосложение, и т.д. Берём эту «часть» личности человека и начинаем на неё активно злиться, раздражаться, не любить. Если не получается злиться, хотя бы учимся не принимать. Например, человек курит. А нам сигаретный дым противен и вообще мы за ЗОЖ! Замечательно! Начинаем с того что активно парафиним человека, курящего: «Фу, как ты можешь! Это же гадость! Ты портишь своё здоровье!» (себя можно оправдать заботой о любимом человеке). В обязательном порядке проделываем это каждый раз и очень бурно.  Тем самым прививаем человеку чувство вины перед нами, это же он нас травит! А у себя в голове прочно закрепляем мысль, в любимом человеке есть негативная черта: курит!

Далее всё просто, чем больше негативных черт насобираем, тем больше наш мозг начинает воспринимать человека как негативное явление в нашей жизни. Чем агрессивнее мы проявляем к человеку нетерпение к его личности (привычкам, убеждениям и пр.), тем сильнее отталкиваем его от себя, провоцируя скандалы. И вот наступает момент, когда человек уже не воспринимается как «хороший, милый, добрый и замечательный», оказывается в человеке куча изъянов, которые мы терпеть не можем и не хотим. Ура! Цель достигнута.

Способ четвёртый, пассивный. Скорее это не отдельный способ, а подвид предыдущего.

Суть та же, научиться концентрироваться на негативных, с нашей точки зрения, чертах любимой нами личности. Только без претензий и высказываний. Тихонечко фиксируешь у себя в голове. Тебя не поддержали, не позвонили, не помогли, не обняли, не, не, не… И ты концентрируешь на этих «не», есть только они и ничего кроме. Каждое «не» — это обида. Это нереализованное «хочу». Это боль, слёзы и отчаяние. И всё потому. Что нас НЕ любят.

Правда в том, что наряду с этими «не», существует еще целая жизнь, масса да! Ура! и Здорово! Но наша цель разлюбить человека, поэтому мы упорно учимся не замечать ничего, кроме «не». Если правильно сконцентрировать своё внимание, то в результате получиться, что любимый человек сплошное НЕ, и уже как-то не уютно рядом. А там и до раздражения недалеко. А раздражение – это наиболее эффективное средство против любви.

И вот наступает тот чудный миг, когда нам уже не хочется обнять, не хочется поцеловать, не хочется человека, нет любви. Всё цель достигнута. Поздравляем!

В конце всего этого длинного текста хочется обратить ваше внимание, дорогие женщины и мужчины, именно таким образом многие разрушают свои собственные семьи. Неосознанно цепляясь за всё, за что только можно уцепиться и раздувая мелочи до размеров слона.

Ну а для тех, кому действительно надо разлюбить, последний способ является одним из самых действенных, а может и единственный.

 

P.S. Всё это перепробовано и испытано сотни раз и многими людьми, все способы рабочие. Главное желание.

Однажды разлюбить пообещала,
В слезах смотря тебе в глаза,
«Дай время, я смогу!», сказала.
И время есть, и к цели я иду.

А цель простая: Не любить.
Не ждать, не радоваться, и не огорчаться,
И не хотеть тебя обнять,
И не стремиться прикасаться.

Но только вот, не здесь и не сейчас!
Прости, не всё так быстро происходит.
Но я смогу! Пробьет тот час.
И я тихонечко уйду, как день уходит.

Но нет, не всё так плохо и печально!
Я не в депрессии или отчаянье.
Я буду счастлива, я в это верю!
Не эти, так другие двери…

 

Дети: не слишком ли много мы их развлекаем?

Три наблюдения, вроде бы разные, но легко укладывающиеся в одну общую картину

Некоторое время назад я обратила внимание на одну вещь, заставившую меня задуматься. Всё началось со статьи Дмитрия Губина о том, что, мол, взрослых, которые за свои деньги хотят чему-то научиться, нынче учат интересно, ярко, с придумкой, а детей продолжают бесплатно мучить скучной зубрёжкой, нечитаемыми учебниками и зубодробительной грамматикой. А ведь верно, подумала я и стала бояться, что моего ребёнка будут так же мучить. Но ребёнок пошёл в первый класс весьма продвинутой школы к молодой энергичной учительнице, которая только поражала нас своими бесконечными выдумками, наработками, позаимствованными у старших товарищей, и всевозможными программами и учебными наработками. Дети бежали в школу вприпрыжку, они, играя, овладевали письмом, чтением, счётом. Казалось бы, жить, да радоваться – но мы ж невротики, мы так не можем. Я стала размышлять о том, насколько такая мотивация имеет отношение к процессу учёбы и что будет потом, когда учёба – а рано или поздно это всё-таки случится – станет просто учёбой, а не игрой. 

 

И тут случилась у меня беседа с учительницей английского. Она вела уроки у детей второй месяц, и я заметила, что если сначала ребёнок бежал на занятия вприпрыжку, то в последнее время всё чаще об английском она говорила с неохотой и вообще жаловалась, что там скучно. Я решила познакомиться с англичанкой и попытаться понять, что изменилось. Аккуратно и деликатно я донесла до неё мысль о том, что ребёнок стал с меньшим желанием ходить на уроки. Учительница – тоже энергичная и почти молодая – вздохнула и совершенно не обиделась.

— А что вы хотите? — риторически спросила она. – Конечно, вначале они все бежали на урок вприпрыжку, потому что мы проходили алфавит, и мы этот алфавит и пели, и рисовали, и играли с буквами, а сейчас мы начинаем читать, и тут я ну никак не могу обойтись без изучения правил и прочих скучных вещей!

Она говорила извиняющимся тоном, было понятно, что это давно занимающий её вопрос. 

— Конечно, я стараюсь и поиграть с ними, и как-то разнообразить этот процесс, ну мы никуда без правил, просто никуда, понимаете? А современные дети учиться без игры не хотят!

Я понимала. Для меня утверждение о том, что далеко не все учебные процессы можно организовать в игровой форме, не требовало доказательств. Но домой я шла в задумчивости. Интересная картина, сказала я себе, получается, что эти дети, с которыми в первый год в школе, да и в саду, вероятно, а то и на каких-то развивающих занятиях из кожи вон лезли, чтобы чему-то их научить через игру, так к этому привыкли, что вообще не готовы к тому, чтобы учёба была просто учёбой! У нас-то этот вопрос вообще не возникал – я не помню никаких игр в школе, а память у меня – тьфу-тьфу-тьфу. Были прописи, учебники, оценки. За пять пятёрок на тетрадь клеили звёздочку – вот и вся мотивация, вот и вся игра. Поэтому когда надо было что-то выучить или монотонно нарисовать пять строчек каких-нибудь крючочков (а не нарисовать их для Деда Мороза, чтобы он нашёл дорогу на полюс), вопроса о том, скучно это или нет, не возникало. И это, не скрою, было важным шагом на пути к средней школе, где объём скучных – чего уж там скрывать – учебных действий на порядок больше.А теперь внимание, вопрос: насколько дальше будут успешными в учёбе дети, которых в младшей школе и до неё учат через игру? Или грамотная младшая школа сумеет так выстроить программу, чтобы к какому-то моменту дети всё-таки овладели «скучными» навыками, а главное, были готовы выполнять монотонную и даже бессмысленную на вид работу? Или всё-таки если начать «по-серьёзному» учиться раньше, то и результативность (способность выполнять неинтересные действия, без которых в учёбе никуда) будет выше? 

Наблюдение №2. Поскольку я часто езжу с классом на экскурсии, волей-неволей обратила внимание на вот такой момент: чтобы облегчить детям дальнюю дорогу, мы, сопровождающие родители, всегда заготавливаем еду и питьё, стараемся развлечь их в пути и так далее. И вот по истечении некоторого времени я обнаружила, что дети стали относиться к этому не как к приятному дополнению к экскурсии, а как к нашей непосредственной обязанности. Я почувствовала себя стюардессой. «Яблок!» — кричат мне из одного конца автобуса. «Поправьте мне домик!» — не просят, а требуют из другого конца. Дети перестали говорить «спасибо» и «пожалуйста». Я забеспокоилась. Но, собственно, какие к кому претензии? Мы сами их к этому приучили. Я взбунтовалась и сказала, что никому и ничем помогать не буду, пока восьмилетние дети не научатся вежливо разговаривать. Помогло, но осадок остался.

Наблюдение №3: дни рождения. А ещё я заметила, что, поскольку многие из класса куда только не зовут на дни рождения – и в лазерный клуб, и на скалодром, и в музей, и зовут на уроки «Сумасшедшую науку» (по-моему, порядком всем надоевшую) или театр, — то теперь, когда возникает тема дней рождений, дети ждут не общения, а того, что их будут развлекать.

Вот оно – ключевое для всех трёх ситуаций: мы своими руками всё время приучаем их к тому, что их непрерывно развлекают. Они теперь этого ждут – и это какой-то очень, на мой взгляд, травматичный для их самостоятельности, самодисциплины и творческого мышления момент. Они не прилагают усилий, чтобы заставить себя делать монотонную работу – их учат через игру, они не хотят занимать себя сами в скучной поездке – их развлекают, они не желают прилагать усилия, чтобы самим весело поиграть в день рождения – они знают, что их организуют специально обученные люди. Мне кажется, они таким образом чего-то лишаются, не говоря о том, что я вовсе не уверена в том, что превращать жизнь человека в сплошной крутящийся вокруг него праздник – хорошо.

Ксения Кнорре Дмитриева